ГЕНЕРАЛ –ПОЛКОВНИК, ЛЕТЧИК ВОРОНОВ


ГЕНЕРАЛ –ПОЛКОВНИК,

ЛЕТЧИК ВОРОНОВ

Владимир Воронов родился 22 июня 1923 года в небольшом селе Витенево, расположенном недалеко от старинного русского местечка Кашин. Авиация привлекла Володю в юности. После окончания в мае 1943 года расположенного во Владивостоке Тихоокеанского Военно-морского училища, он получил назначение на Черноморский флот. Воронову довелось летать на тридцати типах самолетов и вертолетов. Во время Великой отечественной войны он совершил более ста успешных боевых вылетов, прикрывал войска и корабли, летал на штурмовку на Кавказе, в Крыму, на Юге Украины,  сбил восемь «мессеров». Волевой и решительный человек Владимир Иванович был честен и благожелателен в отношениях и с подчиненными и с начальниками. Ему довелось пройти не простой путь от рядового летчика до командующего ВВС флота, первого заместителя командующего морской авиацией. Высокий профессионал Владимир Иванович обладал и литературным даром. Среди его произведений книга — воспоминания «Записки морского летчика».

Представление о «Записках» дадут следующие небольшие фрагменты из главы «Они были первыми» о вертолетоносце «Москва» и работе летчиков вертолета Ка-25.

 

 «Стальная громада противолодочного крейсера «Москва» мощно рассекала гладь Черного моря, оставляя за собой белый след вспененной воды… Мы уходим в первый длительный морской поход на первом вертолетоносце советского Военно-морского флота. Наш курс на Босфор и дальше в Средиземное море…

Накануне корабль посетил Главнокомандующий Военно-морским флотом Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков. Он неоднократно бывал на этом корабле и, разумеется, перед походом захотел еще раз убедиться в его готовности своими глазами. Сергей Георгиевич откровенно радовался  рождению совершенно нового боевого корабля. Сбылась еще одна мечта боевого адмирала, много повидавшего опытного моряка: создан первый большой к4орабль с авиационным вооружением. Такие корабли адмирал считал необходимым для будущего флота, для защиты государственных интересов нашей страны….

Багровый диск солнца медленно поднимался, разгоняя утреннюю дымку… Подходим к Босфору.

На полетной палубе оживление: работают грузопогрузчики, снуют тягачи… Расставляют вертолеты по площадкам. Вертолеты окрашены под цвет морской волны.  На серо-голубых бортах, помимо обычных опознавательных знаков, помещено изображение военно-морского флага, символ принадлежности к морской авиации… В опасной близости от нас шмыгают катера и лодки… Но вот Босфор пройден, впереди Мраморное море…

С первыми лучами солнца я поднялся на крыло ходовой рубки и залюбовался бирюзовой гладью моря. Утреннюю тишину разорвал шум авиационных двигателей, и тут же увидел двухмоторную машину, идущую на малой высоте вдоль правого борта. Даже не видя американских опознавательных знаков, можно было легко определить патрульный самолет «Нептун».  Во время полетов «Нептун» кружил над крейсером непрерывно. На смену первому пришел самолет с другим бортовым номером. Этот оказался еще назойливей, и порой пролетал так близко от наших вертолетов, что создавал опасную ситуацию. Пришлось неоднократно пускать в ход сигнальные ракеты…

Такой интерес американской разведки был неслучайным. Наш поход в Средиземное море, полеты наших вертолетов с крейсера «Москва» были восприняты средствами массовой информации США и других стран НАТО, как прямая угроза…

Во время одной из якорных стоянок я решил сам полетать на Ка-25… Мдивани (Георгий Николаевич Мдивани, легендарный морской летчик – погиб при подготовке ко второму походу крейсера «Москва». Прим. автора) с радостью согласился быть моим инструктором и на этот раз. Только теперь, полетав на Ка-25, я полностью оценил легкость, послушность и изумительную маневренность этой машины. Именно такой вертолет и был нужен для кораблей. Почувствовал я и сложность посадки на палубу. Издалека, при заходе на посадку, сам корабль казался маленькой темной точкой в безбрежной синеве моря. Можно было понять мысли и чувства летчика и штурмана, когда корабль уходит из пределов видимости. Возникает ощущение затерянности в пространстве, одиночества…

Несмотря на прекрасные характеристики разгона и торможения Ка-25, «схватить» подход к палубе удалось не сразу. Опасно затормозить машину раньше времени далеко от кормы корабля: можно попасть в завихрения, которые постоянно возникают при его движении. Если зависнуть над палубой на большой высоте, резко ухудшается обзор площадки и возрастает опасность столкновения с надстройками корабля.

Мои полеты вызывали интерес не только у летчиков, но и у моряков. Кое-кто удивлялся: надо же, генерал, а сам летает!…

Наше плавание и полеты походили под постоянным наблюдением кораблей и самолетов США.  Днем и ночью, на ходу и на якорных стоянках нашим неизменным спутником был американский эсминец, который фактически следовал в одном ордере с нами. Ежедневно нас облетывали различные американские самолеты, а то и корабельные вертолеты… Особенно опасными были пролеты вблизи наших вертолетов, зависших для применения опускаемой гидроакустической станции. Американские летчики подходили почти вплотную, чтобы рассмотреть и сфотографировать опускное устройство. В результате возникала опасность столкновения или заваливания вертолета струей от реактивных двигателей американских машин…

Этого сообщения с нетерпением ждали на командном пункте корабля. Вертолетчики в сложнейших условиях темной ночи обнаружили подводную лодку… Время вступать в поединок кораблям, принять контакт своими гидроакустическими станциями и держать его сколько потребуется…

Уже более часа Мдивани и его ведомый поочередно выставляли полукольцевые барьеры из буев на пути движения подводной лодки и прослушивали ее на новых рубежах. Это значит, что вертолеты непрерывно маневрировали по данным штурманов. Какими же выносливыми должны быть экипажи, чтобы выдерживать длительные предельные напряжения. На командном пункте штурман синим карандашом соединял точки контактов, полученной парой Мдивани, на планшете обстановки.  В результате комбриг имел данные для разгадки замысла «противника», который пытался уйти от преследования, меняя курс и скоростью  Услышав корабли «противник» заметался…

Не успели мы пришвартоваться, встать на бочку, к парадному трапу подошел сверкающий полированными бортами и надраенной медью с почетным караулом матросов с богориками, катер с первым заместителем главнокомандующего ВМФ Адмиралом флота В.А. Касатоновым…

В заключение встречи Адмирал флота касатонов высказал удовлетворение итогами похода и от имени Главкома поблагодарил личный состав, в том числе и летчиков, за успешное выполнение задания в канун всенародного праздника -51-й годовщины Октябрьской революции».

 

Добавить комментарий

WordPress SEO