ЗАГЛЯНУТЬ ЗА ГОРИЗОНТ

ЗАГЛЯНУТЬ ЗА ГОРИЗОНТ

Вахтенный матрос Родриго де Триана,

сидевший на мачте, закричал: «Земля! Земля!»,

и тут же выстрелила бомбарда.

Так была открыта Америка

 

Интегрировать  возможности древней морской и молодой воздушной техники – такую идею впервые озвучил французский воздухоплаватель Жиру де Вилье.  Вскоре после первых подъемов привязного аэростата в 1783 году он написал в «Парижской газете»:

 «Я убедился, что эта не особенно дорогая машина может оказать значительные услуги армии, позволяя обнаружить позиции, маневры и передвижение неприятельских войск и сообщать об этом своим отрядам с помощью сигналов. Я думаю, что с некоторыми предосторожностями его можно использовать для этой цели и на море».

Заманчиво заглянуть за линию горизонта дальше, чем это можно сделать с мачты корабля. Заманчиво открыть еще одну «terra incognita».  Использовать новые возможности разведки, связи, корректировки артиллерийского огня.  А, может быть, откроются такие возможности, о которых трудно и догадаться?

Впервые воздушную составляющую флота реализовали американцы-северяне в ходе гражданской войны Севера и Юга.  В 1861 году  федералы приспособили угольную баржу, получившую наименование «Джордж Вашингтон Парк Картис (George Washington Parke Custis), для базирования аэростата. Аэростат поднимался на высоту около 300 метров.  Корректировать артиллерийский огонь стало возможно на дистанции до 5 км.

В 1898 году в ходе маневров французского флота пробовали запускать аэростаты с плавбазы «Ля Фудр» (La Foudre). В 1903 году аэростатом снабдили итальянский крейсер «Эльба». В ходе русско-японской войны 1904-1905 годов пыталось применить аэростаты командование 2-й Тихоокеанской эскадры. Тогда разнообразным воздухоплавательным оборудованием был оснащен крейсер-разведчик «Русь».

XVIII век — надводный флот обзаводится коварным врагом – флотом подводным.

"Наутилус"  благодаря могучей силе своего стремления вперед прошел сквозь корпус корабля так  же легко, как иголка парусного мастера сквозь парусину»

Фантастический «Наутилус» Жюль  Верна разрезал преследующий его военный корабль тараном. Это был эпизод самозащиты. Чудесный подводный красавец служил для капитана Немо исследовательской лабораторией, инструментом познания подводного мира, главное — убежищем от несправедливостей земной жизни:

«Море не подвластно деспотам. На его поверхности они ещё могут воевать и убивать друг друга, но на глубине десяти футов их власть кончается …».

В реальности первым подводным лодкам назначалась исключительно неблаговидная роль киллеров.

Уже в 1776 году «Черепаха» американца Давида Бушнелла пыталась взорвать миной вражеский корабль.

Через тридцать лет француз Роберт Фултон не придумал иной доли для своего корабля «Nautilus».

Наконец, в 1864 году американская подлодка «David» взорвала-таки адмиральское судно  «Housatonic». И погибла сама.

Со временем подводные хищники стали действовать на расстоянии. Они обзавелись гидролокаторами, радарами, средствами связи, главное – дальнобойными торпедами. Дошло до того, что в отдельные месяцы второй мировой войны торпеды субмарин Карла Дёница пускали на дно свыше 90 кораблей союзников общим водоизмещением до полумиллиона тонн. Ну и гибли сами, за милую душу.

Сегодня дьявольское торпедное оружие меркнет в сравнении с милыми достижениями цивилизации. Подводные лодки с атомным двигателем, обеспечивающим практически не ограниченное по времени автономное плавание, оснащаются запускаемыми из-под воды баллистическими ракетами с ядерными боеголовками. В пределах действия незаметно подкравшейся к берегу Ледовитого океана американской субмарины «Огайо» (24 ядерные ракеты «Трайдент» с 8 боеголовками каждая) может оказаться вся великая Россия.

Охотник, способный цепко схватить подводного хищника за жабры, должен:

— перемещаться со скоростью, значительно превышающей скорость потенциальной жертвы;

— определять местонахождение подводной лодки на значительном удалении от нее;

— слышать лодку так, чтобы лодка не слышала охотника;

— обладать достаточно эффективными средствами поражения.

Всеми перечисленными качествами обладает вертолет.

И только вертолет.

Но пока вертолет не способен нести атомный двигатель, радиус его действия – несколько сотен километров. Потому винтокрылый меч возмездия должен иметь пригодное пристанище на борту корабля.

С внедрением вертолета плодотворная дебютная идея интеграции водной и воздушной техники  получит логическое завершение: у флота появится вертикальное измерение не только вверх, но и вниз, в толщу мировых вод.

Однако до винтокрыла, как до любой вершины, еще надо добраться.

Добавить комментарий

WordPress SEO