ГАСПАР

 

Безумно бороться с воздухом, будучи легче самого воздуха!

Gaspard-Félix Tournachon

21 ноября 1783 года, в Париже,  под восторженный рев собравшейся публики воздушный шар братьев Монгольфье поднял в воздух первых любителей воздушных путешествий.

Менее чем через полгода, а именно, 28 апреля 1784 года, во французской Академии наук перед недоверчивыми взорами академиков на три метра взлетела в воздух замысловатая игрушка: два соосных винта, приводимых в противоположное вращение  силой сжатого  упругого лука. Игрушку построили физик Бьенвеню и натуралист Лануа.

События, однако!
Первое  открыло эру воздухоплавания.
Второе, увы, если что нибудь и открыло, то мало кто это понял.
Величественный полет великолепного баллона с тремя астронавтами на борту, и прыжок искусственной стрекозы, весом менее 100 грамм – вряд ли кому могло придти в голову поставить в один ряд эти события.
Однако же Давид  побеждает Голиафа.
Воодушевление, охватившее просвещенное человечество при виде плывущих в небе величественных воздушных кораблей,  подхлестнуло фантазию изобретателей. Умножалось число и разнообразие воздушных шаров, появились дирижабли. Изобретатели механических стрекоз тоже не сидели, сложа руки. Создаваемые ими причудливые  машинки пока не могли оторвать от земли не только что человека, но, зачастую, и самих себя.  Но ведь и  яблоко не всегда падает на нужную голову.
Подобно тому, как политическую жизнь Франции  некогда определяли две враждующие партии – короля и кардинала, создатели летательных аппаратов разделились на два лагеря – легче и тяжелее воздуха. Во второй половине  XIX века яркими представителями второго лагеря стали друзья детства Густав-Понтон Д'Амекур и  Габриель де ля Ландель.

Густав-Понтон Д'Амекур в 1860 году получил патенты Франции и Великобритании на проект соосного геликоптера с толкающим воздушным винтом, управляющими угловым положением аппарата аэродинамическими поверхностями и пружинным шасси. Для изучения свойств несущего винта он построил небольшую модель соосного геликоптера с приводом от часового механизма. Д'Амекура интересовало, как верхний винт влияет на нижний, поведение аппарата при разных скоростях вращения, различных диаметрах и углах установки верхнего и нижнего винтов. В 1863 году ему удалось построить большую модель с паровым двигателем. Одновременно с Д'Амекуром опыты с несущими винтами проводил бывший морской офицер Габриель де ла Ландель. В 1863 году он опубликовал книгу, в которой описал воздушный корабль «Аэронеф», на двух мачтах которого размещались по две пары соосных несущих винтов противоположного вращения. Корабль имел самолетное крыло и аэродинамические рули управления. Проект впоследствии вдохновил  Жюль Верна: его «Альбатрос» имел уже 37 мачт, на каждом из которых крепились соосные винты встречного вращения. Горизонтальный полет «Альбатроса» со скоростью до 200 км/ч обеспечивали толкающий и тянущий винты, расположенные на носу  и корме корабля.  Волею судеб третьим мушкетером «святого винта» стал вовсе не инженер и не ученый, а светский лев,  любимец женщин и всего изящного,  Феликс Турнашон, более известный своим псевдонимом —  Надар.

В одном из своих романов Жюль Верн дал описание внешности Надара, выведенного под именем Мишеля Ардана:  «Это был человек лет сорока двух, высокого роста, но уже слегка сутуловатый, подобно кариатидам, которые на своих плечах поддерживают балконы. Крупная львиная голова была украшена копной огненных волос, и он встряхивал ими порой, точно гривой. Круглое лицо, широкие скулы, оттопыренные щетинистые усы и пучки рыжеватых волос на щеках, круглые, близорукие и несколько блуждающие глаза придавали ему сходство с котом. Но его нос был очерчен смелой линией, выражение губ добродушное, а высокий умный лоб изборожден морщинами, как поле, которое никогда не отдыхает. Наконец, сильно развитый торс, крепко посаженный на длинных ногах, мускулистые ловкие руки, решительная походка — все доказывало, что этот европеец — здоровенный малый, которого, говоря на языке металлургов, природа «скорее выковала, чем отлила».

Надар родился в Париже 6 апреля 1820 года. Его отец владел небольшим издательством в Лионе. В конце лета 1838 года Гаспар-Феликс окончил лицей в Версале и поступил в медицинский институт в Лионе.  В 18-летнем возрасте он остался без отца, и начал  самостоятельно зарабатывать на жизнь: газетные статьи, карикатуры, мелкая торговля, мелкая контрабанда, служба клерком. В начале 50-х годов Надар перебирается в Париж, где благодаря своему обаянию и талантам заводит много интересных знакомств. После революции 1848 года, когда он вместе с народом сражался на баррикадах против правительственных войск, Надар становится издателем журнала  «Комическое обозрение». Пишет пьесы для театра. Рисует карикатуры для журнала «Шаривари». Одним из первых Надар оценил возможности нового для того времени дела  — фотографии. Славу Надару принесли фотопортреты знаменитых современников: Жорж Санд, Эжен Делакруа, Дюма-отец и Дюма-сын, Берлиоз, Россини, Верди, Луи Пастер, Илья Мечников, Петр Кропоткин, императоры Наполеон III и Александр III, Сара Бернар…

Затем Надар приходит к богатой  мысли, что фотографии могут послужить прекрасной основой карикатур. В 1854 году он  выпускает в свет «Пантеон Надар», огромную литографию, составленную из 240 карикатур. 
Афиша, извещавшая о полете аэростата «Гигант»

На земле Надару тесно. Он строит колоссальный воздушный шар «Гигант» и начинает фотографировать дома и улочки  Парижа с небольшой высоты. В 1855-м патентует способ картографирования посредством фотографирования с воздушного шара. Надар довольно скоро разочаровался  в способности воздушных шаров выполнять управляемый полет. К тому же не оправдал надежд «Гигант», потерпевший тяжелую аварию уже во втором полете. Узнав об опытах Д'Амекура и Ланделя, Надар почувствовал очередной приступ энтузиазма, и призвал свои таланты оратора и журналиста  на пропаганду идеи летательного аппарата тяжелее воздуха.

30 июля 1863 года Надар собрал в своем фотосалоне всю светскую элиту Парижа и произнес страстную речь:

 «Для осуществления воздушной навигации необходимо прежде всего отказаться от всякого рода аэростатов…. Винт – святой винт …. должен вознести человека в воздух. Винт входит в воздух, как бурав в дерево…».

«Манифест динамического воздухоплавания», провозглашенный Надаром, нашел широкий отклик в обществе и, в особенности, в научной среде.  На волне успеха Надар основал «Общество поддержки воздушных передвижений на машинах тяжелее воздуха». Впоследствии драматическую версию состязания аппаратов легче и тяжелее воздуха представил Жюль Верн в романе «Робур – Завоеватель». Впрочем, когда 18 сентября 1870 прусские войска окружили Париж, Надар вспомнил о воздушных шарах и с их помощью наладил переброску через линию фронта над головами противника  людей и почты. В зрелом возрасте Надар продолжал вести насыщенную, энергичную  творческую деятельность. В 1874 году он предоставил свою мастерскую на Бульваре  Капуцинов в распоряжение членов «Анонимного кооперативного общества художников, скульпторов, граверов и литографов" для проведения ими официально запрещенной выставки произведений искусства нового направления.  Вышел скандал, от которого Надар получил большое удовольствие, а группа художников – название импрессионисты – по названию картины Клода Моне «Впечатление.  Восход солнца».Шарж на Феликса Надара — сторонника авиации

Изобретатель аэрофотосъемки и первый в мире ее исполнитель,  журналист, сделавший фотографию видом искусства,  знаменосец «святого винта» — таковы грани этого не ординарного человека, оставившего яркий след в истории рождения геликоптера.

Гаспар Феликс Турнашон умер 21 марта 1910 года на 91 году жизни. 

WordPress SEO