ПТЕНЦЫ АЛЕКСАНДРИИ

Тот, кто вдохновлен Музами, неподвластен реке забвения Лете.
Они пьют из родника, берущего начало в Озере Памяти,
и узнают свои истоки – первоначальные события,
в которых они лично не участвовали, но которым
все равно обязаны своим существованием…»

Из священного культа посвящения в Знание в платоновской Академии.

В перерыве между победоносными войнами Александр Македонский основал в дельте египетского Нила город Александрию.   Это случилось в 332 году до н.э., когда Александр завоевал Египет и объявил себя фараоном.  Город получился таким удачным по планировке, архитектуре и расположению, что некоторые римские императоры хотели сделать его столицей эллинов.  Ленивые римляне этому воспротивились, и хорошо сделали. Зато александрийцы  усердно занялись полезным  трудом  и, заодно, творчеством, плодами которого воспользовались многие поколения поэтов, инженеров  и ученых, среди которых были,  разумеется, изобретатели геликоптера. В их числе родившийся тысячелетием позже флорентинец  Леонардо да Винчи. Дабы способствовать благому делу просвещения и творчества, в 280 году до н.э. царь Египта Птолемей Сотер основал в Александрии посвященный музам храм Мусейон, а рядом с храмом построил библиотеку, которая впоследствии собрала около миллиона пергаментных свитков.  Известные ученые, пожелавшие учиться и работать в Мусейоне,  брались на полное государственный кошт –  жилье и еда в полное свое удовольствие.  

Чтобы корабли приплывающих в Александрию гостей чувствовали себя комфортно, и не напоролись, случайно, на рифы, на острове Фарос (Pharus), расположенном в Александрийской гавани, горожане с помощью рабов построили увенчанный статуей Зевса гигантский маяк высотой 117 м. В зале верхней башни трехъярусного сооружения постоянно горел огонь.  Полированные бронзовые зеркала отражали свет пламени, ночью его можно было увидеть за 50 км.  На огонек потянулись заморские гости.  В Мусейоне учились и работали  математики Архимед и Евклид, основатели гелиоцентрической модели мира Аристарх Самосский и Клавдий Птоломей, философы Филон и Плотин, инженеры и поэты. 

Александрия и сама  стала усердно производить гениев. В их числе получился   Ктесибий – изобретатель огнетушителя, водяных часов, водяного органа, осадных машин, аэротона – орудия для метания ядер,   Герофил – величайший анатом древности, изобретатель астролябии Гиппарх.    Для изобретателей геликоптера особенно  постарался Герон Александрийский, живший в первом веке н.э. Ни мало, ни много, он изобрел  паровую турбину («Эолипил  – шар Эола») – полый шар с двумя Г-образными  соплами, из которых вырывался пар и своей реактивной силой заставлял вращаться это немудреное устройство.  Прикрепи к соплам известные уже древним китайцам  лопасти – вот вам, извольте, и винтокрылый летательный аппарат в первом приближении.   В 1842 году так  поступил англичанин Ульям Филипс. Его модель реактивного геликоптера весом около килограмма со страшной скоростью улетела на несколько десятков метров.  Филипс, правда, установил  не два, а восемь сопел, и разгонял он машину не паром, а продуктами сгорания придуманной им горючей смеси, но реактивный принцип движения остался тем же, который использовал Герон более полутора тысячелетий назад.  

Эолипил  — лишь один эпизод из обширного творческого наследия  Герона. Александриец  оставил ряд замечательных книг: в трактате «Механика» исследовал работу и описал  действие таких простейших машин, как рычаг, ворот, клин, винт и блок, сформулировал «золотое» правило механики – выигрыш в силе сопровождается потерей расстояния; в трактате «Беллопоэтика» сообщил сведения о военных метательных машинах; в книге «Об автоматах» дал описания более ста «андроидов», как тогда назывались куклы-автоматы. Модифицированные изобретения Герона используются и сегодня: «одометр», измеряющий расстояние, пройденное колесом, пожарный водяной насос, «диоптр» — прообраз современного теодолита, способы проведения геодезических работ.

Наиболее эффектное и, что немаловажно, прибыльное применение, автоматы Герона нашли в храмах. Жрец зажигает огонь на алтаре – двери храма сами собой открываются; звучит рожок; вечно горящая лампа с неизменным уровнем масла.  Хочешь совершить омовение – опусти монетку в специальную прорезь и получи  святую воду, ровно столько, чтобы доставить невинную радость и безграничный авторитет жрецам. Так Герон, показал, между прочим, что инвестиции  в науку окупаются, особенно, на святое дело…

Магистральные фильтры Atoll и Гейзер.

WordPress SEO