LE POMPIER D’HONNEUR

 

«Антарктида постоянно преподносит всякие погодные и природные сюрпризы. В числе самых неприятных была так называемая «белая мгла»: при сплошной облачности на снежном покрове совершенно исчезают тени и становится невозможным различить, где кончается снег и начинается небо… Спичка, воткнутая на расстоянии всего лишь одного — двух метров от наблюдателя, кажется телеграфным столбом, к тому же стоящим от него в километре. Глубокие следы, оставленные трактором, не видны даже под ногами… Вскоре мы достигли района, где небо и снег сливались в единое целое, а на небе, как это иногда бывает при «белой мгле» светило несколько солнц… Стрелка барометрического высотомера показывала высоту площадки, с которой мы взлетели, а стрелка радиовысотомера не показывала ничего – она просто раскачивалась из стороны в сторону…

Мы вышли из вертолета, постояли на снегу, но не видели даже снега, на котором стояли!»

                                                    В.П. Колошенко

«Судьба играет человеком, она изменчива всегда, то вознесет тебя высоко, то бросит в бездну без суда» — эти грустные слова вспомнились Василию Петровичу Колошенко, когда   у российского торгпредства в Дели его встречали как героя те, кто несколько дней назад его же обвинял в обманах, в преступно неправильной эксплуатации, приведшей к негодности индийского вертолета Ми-4, в подрыве российско-индийской дружбы, во всех смертных грехах…

Жизнь Василия Петровича Колошенко – из огня, да в полымя. В детстве ему довелось рано остаться без матери, пережить на Украине голодные тридцатые годы, зарабатывать на хлеб погонщиком буйволов в Кабардино-Балкарии. Во время Великой отечественной войны он участвует в боях с фашистами, в Тамбовской военной школе готовит  летчиков и штурманов для фронта.  После войны заболел тяжелой формой туберкулеза. В Тамбовском госпитале при взвешивании пациента стрелка весов не дотянула до отметки 30 кг. «Не жилец» — решили медики. Колошенко выздоровел: силой своей воли.  Чтобы вернуться в летный строй, он подделал справку из противотуберкулезного диспансера, стал  летчиком-инструктором, начал летать на самолетах.  Родное небо излечило.   

  Первой винтокрылой любовью Колошенко стал вертолет  Ми-1.  В 1955 году вместе с бортмехаником Константином Андреевичем Лещенко он  приручает первенца ОКБ М.Л. Миля к маленькой взлетно-посадочной площадке, «ласточкину гнезду», на борту ледокола «Ермак», ведущего за собой караван судов через  ледяной покров Карского моря.  Потом   полеты на отечественных и зарубежных вертолетах в Антарктиде, Индии, Индонезии, Ираке, Франции, Швейцарии, Японии…

В 1966 году по просьбе французского правительства Колошенко совершает на вертолете Ми-6ПЖ перелет из Москвы на юг Франции, где полыхают лесные пожары.  Французы отмечают заслуги  «Почетного полярника»  званием «Почетный пожарник».  Еще он Заслуженный лётчик-испытатель СССР, мастер спорта международного класса, почетный работник Морского флота СССР, герой Советского Союза.

Василий Колошенко родился  24 мая 1922 года в селе Стрельники ныне Прилукского района Черниговской области Украины в крестьянской семье. Средняя школа, Запорожский авиационный техникум        имени К.Е. Ворошилова, Отдельная авиационная эскадрилья Гражданского воздушного флота, Батайская школа лётчиков-истребителей, Тамбовское военно-авиационное училище летчиков и штурманов… В Тамбове двадцатипятилетний летчик – инструктор нашел любимую и любящую жену – Людмилу Гавриловну.

Хорошая учебная подготовка послужила прочным фундаментом долгой испытательной работы в ОКБ М.Л. Миля, куда Колошенко пришел в 1960 году.  Руки Колошенко держали штурвал всех типов вертолета Ми.  В 1962 году на вертолёте Ми-6 экипаж Колошенко в одном полёте установил четыре мировых рекорда: скорости 284,354 км/ч по замкнутому 100-километровому маршруту с грузом 1000, 2000 и 5000 килограмм и скорости 294 км/ч  по маршруту 500 км. В 1965 году Колошенко поднимает вертолёт Ми-10 на высоту 7151 м с грузом 2000 и 5000 кг и устанавливает еще два мировых рекорда.

27 июня 1967 года экипаж в составе  летчиков испытателей Колошенко и Германа Алферова,  бортинженера Сергея Бугаенко и других членов экипажа впервые поднял в воздух  сверхтяжелый вертолет поперечной схемы Ми-12. Из-за конструктивного недостатка попытка висения закончилась аварией гиганта.   Второй полет,  выполненный на Ми-12 10 июля 1968 года другим составом экипажа  Колошенко, стал успешным. На этом вертолете 22 февраля и 6 августа 1969 года Колошенко с экипажем установил восемь мировых рекордов, среди которых абсолютный рекорд грузоподъёмности для вертолётов — груз 40,2 тонны   поднят на высоту 2250 м.

 На протяжении  летной карьеры для Колошенко интересы дела, профессионального долга были важнее соблюдения формы, следования  надуманным ограничениям. В сложных, не предусмотренных  действующими правилами случаях, он летал по своим собственным инструкциям,  с учетом своего опыта и здравого смысла. В декабре 1959 года  Колошенко получил задание доставить из Казани в Калининград на борт дизель — электрохода «Лена» вертолет Ми-4.  Вылет задержала погода.   На военном аэродроме в Смоленске, где Колошенко сделал промежуточную посадку, руководитель полетов под надуманным предлогом туманов на маршруте запретил вылет.  После громкого выяснения отношений с Колошенко, военный начальник лишил его связи с Москвой, поставил к вертолету часового.  Колошенко и Лещенко обманули охрану, взлетели, пошли на Калининград низко над землей, ввиду прозвучавшего в наушниках  грозного предупреждения поднять в воздух звено истребителей для пресечения полета.  Дизель-электроход отдал швартовы вовремя, а Колошенко едва избежал суда, дисквалификации, увольнения из Полярной авиации.

При показе российских вертолетов потенциальным зарубежным заказчикам Колошенко часто приходилось брать на себя  ответственность за принятие срочных решений. Иногда это  выходило  боком.   В 1961 году Колошенко направили в Индию, где на условиях тендера наряду с вертолетом Ми-4 проходили испытания французские, английские и американские машины.  Василию Петровичу удалось показать товар лицом, продемонстрировать все лучшее, на что способна российская техника.   Впоследствии у другого российского летчика в полете отказал двигатель.  Работники российского торгпредства  нашли стрелочника: Колошенко, пытаясь рекламировать якобы заведомо непригодный  для высоких температур вертолет Ми-4,  «перенапряг» двигатели.  Причина оказалась иной  – двигатели невнимательного летчика заправили запрещенной для применения  смесью  американского и английского масел.  

В 1972 году президент Ирака Эль Бакр, находясь с визитом в Москве, заявил, что закупленные его страной вертолеты Ми-8 при высоких температурах вместо 24 солдат берут на борт только четыре. Потребовал вернуть деньги и забрать непригодную для применения технику. По приказу министра П.В. Дементьева Колошенко срочно вылетел в Ирак. Здесь он выяснил, что двигатели вертолета не дают заявленной мощности.  Приводить их в порядок летчику пришлось на свой страх и риск, так как для внесения необходимых изменений в документацию отечественным разработчикам  двигателей  требовалось два-три года.    

Стремление Колошенко неукоснительно выполнить задание приводило подчас  к непредсказуемым последствиям.  Сверхзвуковой самолет Ту-144 должны были собрать в подмосковном Жуковском, а огромные треугольные крылья для него изготовили в Воронеже.  Переправить негабаритный груз  к месту сборки решили с помощью вертолета Ми-10 и летчика   Колошенко.  Василий Петрович проявил всю свою изобретательность, настойчивость, летную и инженерную хватку – вопреки всем природным и людским  препонам доставил крылья к месту назначения. Советский сверхзвуковой пассажирский взлетит раньше Конкорда! Не тут-то было.  Оказалось, что своим усердием Колошенко подвел А.Н. Туполева, который не успел подготовиться к испытаниям самолета, а оправдывался перед  ЦК КПСС тем, что опаздывают крылья из Воронежа.  Вместо поздравлений и духового оркестра Колошенко услышал: «Ты умудрился поссорить Туполева с Милем!»/

Не раз и не два Колошенко попадал в передряги, остаться невредимым в которых можно было, казалось, только благодаря чуду. При взлете с ледокола «Ермак»  забарахлил двигатель   вертолета Ми-1,  трясущаяся машина, в которой в качестве пассажира находился капитан флагманского ледокола  К.К. Бызов,  начала падать на взлетную площадку; еще мгновенье и несущий винт врежется в корабельные надстройки…    «С того света» удалось вернуться.

При полете в Антарктиде над заливом Индийского океана разлетелось стекло защитных очков, осколки попали в правый глаз.  Ослепший Колошенко пилотировал с помощью  бортмеханика Лещенко по подсказкам пилота самолета сопровождения. Удалось сесть на заснеженный ледник.  В Антарктиде же вертолет Ми-4 встретился с крайне редким атмосферным явлением  —  зоной горизонтального смерча: вертолет трясло, указатель показывал недопустимо высокую скорость полета, а машина летела назад, к высоким горам… А в районе Оазиса, вблизи станции Мирный, на вертолете сломалась муфта, соединяющая мотор с редуктором, внизу – только нагромождения льдов и огромных гранитных валунов…

При испытаниях вертолета Ми-4 в Гималаях,  к Колошенко  обратился индийский генерал Деван с просьбой вывезти в долину заболевшего человека. Больной находился на высоте около 5000 м. «Если Вы откажитесь лететь, я немедленно доложу об этом в Дели премьер министру Джавахарлалу Неру» — предупредил генерал. В условиях высокогорья и облачности пришлось забраться на высоту выше 7000 м. Заканчивалось горючее, хуже того – запас кислорода в кислородных масках.  Чтобы не дать погибнуть больному, Колошенко отдал ему свою маску, перед заходом на посадку передал управление индийскому летчику и потерял сознание…

В.П. Колошенко облетал многие типы вертолетов, выполнил десятки тысяч воздушных операций, совершил более тысячи безаварийных посадок на авторотации.  Уникальный опыт летной работы он передает другим летчикам – личным общением, разработкой рекомендательной литературы, своей книгой «ВЕРТОЛЕТЫ – жизнь и судьба».

 

Добавить комментарий

WordPress SEO