ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО

Всякая профессия замечательна, в каждой есть своя изюминка, свой шарм, своя идея,  свое слово… Не исключение – профессия летчика-испытателя.  Но о самых сокровенных  тайнах этой довольно редкой деятельности, просвещенная публика вряд ли бы много узнала, не будь среди летчиков-испытателей людей, так же хорошо владеющих пишущим пером, как штурвалом летательного аппарата: таких,  как Антуан де Сент-Экзюпери, Анатолий Маркуша, Василий Колошенко.

В немногочисленном ряду летчиков-испытателей-писателей одна из самых колоритных фигур – Марк Лазаревич Галлай.  Эта личность с подпорченной  пятым пунктом анкетой умудрилась  сбить первый появившийся в небе над Москвой фашистский самолет.  Мало того – она громко, весело и талантливо пропела по этому поводу дифирамбы самолетам, людям, себе, своей анкете, своему  нехорошему пункту. 

Марк Галлай  родился 3 апреля 1914 года в Санкт-Петербурге.  Начал летать на планерах и прыгать с парашютом, будучи молодым парнем, студентом Ленинградского политехнического института.  В 1937 году Марк окончил летную школу и стал летчиком-испытателем ЦАГИ. В его летной книжке записи о проведении испытаний и освоении более ста самолетов, вертолетов и планеров, в том числе первого отечественного реактивного истребителя МиГ-9, трофейного реактивного истребителя Ме-163,   дальнего бомбардировщика Ту-4, самолетов И-215, Як-20. В Великую Отечественную войну выполнил 45 боевых вылетов на самолетах  МиГ-3, Пе-2 и Пе-8, был сбит над территорией врага, пробрался к партизанам, вывезен на самолете. После войны довелось ему испытать превратности советской судьбы. Галлай  работал в НИИ-17, ОКБ В.М. Мясищева, старшим научным сотрудником ЛИИ,  инженером-методистом первого отряда космонавтов, в качестве которого  наставлял к первому космическому полету Юрия Гагарина, был заместителем председателя методического совета МАП по летным испытаниям, преподавал в МАИ, защитил диссертацию на ученую степень доктора технических наук.

О том, как Марк Галлай познакомился с вертолетами, о причастных к винтокрылой технике своих друзьях, он рассказал в своей книге «Испытано в небе».  Наиболее характерные выдержки из  книги:

«Я лечу на вертолёте. Точнее, на геликоптере: тогда, в сорок девятом году, слова «вертолёт» ещё не существовало. И тень над моей головой принадлежала не несущему винту, как сказали бы сейчас, а ротору. Но не терминологические проблемы занимали меня в тот момент: справляться с этой маломощной, тихоходной, небольшой по размерам машиной оказалось куда более хитрым делом, чем можно было ожидать. Во всяком случае, попотеть при этом пришлось гораздо больше, нежели на реактивных истребителях, тяжёлых бомбардировщиках и едва ли не всех остальных летательных аппаратах, на которых мне доводилось летать до этого…  На созданных под руководством его ведущих работников — И.П. Братухина, А.М. Изаксона, Н.И  Камова, В.А. Кузнецова, В.П. Лаписова, Н.К. Скржинского, А.М. Черемухина — машинах успешно летали лётчики-испытатели А.П. Чернавский, С.А. Корзинщиков, Д.А. Кошиц (известный в те годы не только как сильный лётчик, но и как редкого остроумия человек, неизменный радиокомментатор и конферансье на всех довоенных празднованиях Дня авиации в Тушине), В.А. Карпов и другие. Кстати, своё знаменитое изречение о том, на чем должен летать настоящий лётчик-испытатель, Сергей Александрович Корзинщиков изрёк как раз после очередного полёта на винтокрылом аппарате, явно относя его к категории предметов, которые, «вообще говоря, летать не могут».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1957 года за мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, М.Л. Галлаю присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». С 17 февраля 1959 года он  стал носить звание «Заслуженный летчик-испытатель СССР».

Марк Лазаревич Галлай  умер в Москве 14 июля 1998 года.  Похоронен на Троекуровском кладбище.                                                                                                    

WordPress SEO