Париж, 30 сентября

 

Мосье,

Ягоды тамариска, тиса или кизила,  темные гроздья бузины я собирала в саду своей бабушки, чтобы играть в продавца.  Моя врожденная добросовестность заставляла пробовать все подряд, и дело закончилось у доктора. Мне казалось, что пригодное для птиц не может причинить мне боль. Я не знала, что птицы тщательно отделяют безвредную мякоть от ядовитых зерен!

И вовсе я не собираюсь насмехаться над вами, я  только буду завидовать вашему саду.

Квартира, где я живу, находится в Париже.  Из окна моей комнаты я могу видеть каштановое дерево.  Я зову его “Соседушка”.  Почему мы не можем давать имена любимым деревьям? Не является ли каждое из них, так же, как мы, уникальным?  Я взяла у него несколько плодов, которые храню на комоде и которые выброшу, когда они начнут растрескиваться. “Лето не подходит для хранения”, — уверяет Франсис, мой муж.  Глядя на морщинистые, лопнувшие плоды, я боюсь, что он прав.

Вчера в нашей службе усыновления прозвенел звонок. Снимаю трубку. Тихий голосок: “ Детей, вы действительно  принимаете детей?”. Я отвечаю:  ” Да”.  Не надо торопить отчаяние. “Я могу придти?”  “Разумеется, я жду”.

Наше помещение состоит всего лишь из зала ожидания, который мы попытались оживить зеленью и фотографиями, маленькой комнаты для секретаря и бюро, где нас два сменяющих друг друга работника. Я вышла встретить гостью у двери.  Появилась ученица колледжа в потрепанных шортах, ранец с тетрадями и книгами за спиной.  За вызывающим видом она прятала страх.

— Я не хочу этого! — бросила она мне.

Я предложила ей фруктовый сок — важно, что в нашем бюро есть маленький бар — и мало-помалу она рассказала свою историю.  Ей пятнадцать лет, отец где-то директорствует, мать домохозяйка, четверо братьев и сестер.  У нее никогда не было хорошо выраженных месячных, и она поняла, что беременна только, когда ощутила “комки в животе”.

Кто отец ребенка?  Один или другой из товарищей по классу, она точно не знает. Узнав о состоянии дочери, отец выставил ее за дверь. Она хотела сделать аборт, врач направил ее к нам.

Вы знаете наши действия: мы окажем помощь дать миру ребенка в возможно благоприятных моральных и материальных условиях.  Если ее решение доверить нам своего ребенка останется неизменным, она будет знать, что ребенок найдет  семью, счастливую его принять и любить.  Ни в коем случае мы не будем оказывать на нее давление.

Ее зовут Морган, как фею.  Я спросила, знает ли она о существовании пилюль. “Конечно, но так противно их принимать”, — был ответ.

Эти слова сверлят мне голову и сердце, слова, результат которых — жизнь.

Вот я вам рассказываю свое…

Разделите с мадам малиновкой мои дружеские пожелания.

    

Беатрис Маснэ

Добавить комментарий

WordPress SEO