Париж, 22 сентября

Мосье,

Если я замедлила с ответом, то потому, что меня не было в Париже. После конгресса я уехала в Швейцарию навестить родных, и нашла ваше письмо только вчера, по возвращении.

В куче счетов, реклам и, таково время,  злых писем налоговых инспекторов, “настоящее” письмо доставило мне удовольствие.

Как я могу сердиться на вас?  Взяться за перо, не будучи к этому принужденным, в наше время, когда все общаются только по телефону или телексу, это революционно. Браво!

С детства перо — мой лучший друг, перо, которое я заполняю в чернильнице, приводя в действие нечто вроде заколки, вы видите?  С ним я сочинила свои первые поэмы, а позже писала нескладные сказочки, которые  читала дочке, чтобы помочь ей заснуть.

Вы  не сказали,  в каком качестве  участвовали в конгрессе. Я нашла там моральную поддержку. Задача так сложна, что иногда хочется все бросить:  все эти протянутые руки, страстно желающие отдаться сердца, и, с другой  стороны, лишенные любви, подвергающиеся грубому обращению невинные, приговоренные к несчастью существа.

Говорят “произвести на свет”, но слишком часто это  превращается в “погрузить во тьму”. Ваше письмо побуждает продолжать борьбу, спасибо!

Примите, мосье, мои самые добрые пожелания.

Беатрис Маснэ

Добавить комментарий

WordPress SEO